ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО НАД ТОПОНИМИКОЙ




[три страницы] [ 1 ]

Книга Олега Гусева “Белый конь Апокалипсиса”, вышедшая в свет в Санкт-Петербурге вторым изданием в 2000 году в издательстве “ЛИО Редактор”, оказалась на моем рабочем столе случайно. Из предисловия видно, что изданию ее способствовал Центр славянской культуры города Владивостока. Один из моих товарищей сказал, что в книге рассматриваются вопросы топонимики Дальнего Востока, и это, естественно, вызвало интерес, т. к. многие годы занимаюсь дальневосточной топонимикой, являясь профессиональным топографом.

Разумеется, заметки к настоящей книге, появившиеся после внимательного прочтения ее, не являются подробной рецензией. Мною в основном уделено внимание географическим названиям на дальневосточной территории, которые использовал Гусев в попытке обосновать мнение, что в Сибири и на Российском Дальнем Востоке во времена оные, в каменном веке и некоторое время после него, существовала “Протоимперия Великая Русь”. По мнению О. Гусева, она и дала начало всем современным белым народам и вообще - всей человеческой цивилизации, а также оставила для потомков названия местных физико-географических объектов: рек, гор, населенных пунктов. Пытается он обосновать и тезис, что Атлантида находилась на территории Сибири. С этой целью в единую кучу он сгребает все, что когда-либо слышал или читал.

Судя по всему, книга в первую очередь предназначена для джинсо-жвачкового поколения молодежи, которое способно воспринимать только примитивную информацию. Написана она на уровне амбициозного репортера-неудачника из районной газеты, который, услышав звон, не разобравшись, где он, сам начинает бить во все колокола, выдавая растрезвоненное за научное открытие. Может быть, это сказывается его давняя работа гражданским вольнонаемным в отделе писем газеты Краснознаменного Дальневосточного военного округа “Суворовский натиск”.

Вкратце излагая мысли Гусева, скажем, что в основу всех его рассуждений положена “расшифровка” любых слов из любых языков, но в русской фонетике, якобы они являются древнейшими аббревиатурами типа КПСС (Коммунистическая партия Советского Союза) и ООО (общество с ограниченной ответственностью), придавая каждой букве алфавита (“Букова” - как он говорит) мистический смысл. На первый взгляд, он превозносит русскую идею, а в действительности решает одну-единственную задачу - идеологическое уничтожение и стирание из памяти русского народа всего того, что связано с Российской империей и Советской властью, когда Русь, объединившая множество народов, достигла мирового величия. И если не удастся стереть память, то создать страшные образы царизма и социализма. Он, как черт ладана, боится того, что русский народ вновь от капитализма обратится к идеям коммунистического равенства в правах всех людей или же пожелает иметь монарха, который предпримет меры к изгнанию из страны масонов, ныне вольно чувствующих себя под маской “новых русских”... Эту задачу он старательно прячет за булавочными уколами в сторону иудео-масонов, национал-сионизма, американского империализма и за высокопарными рассуждениями о прошлом величии русского народа, но до династии Романовых. Ее, судя по всему, ненавидит он лютой ненавистью масонов, которые со времени неудавшегося путча декабря 1825 года старательно стремились убивать неугодных им российских монархов, членов правительства и наиболее преданных престолу высших чиновников государства. Хотя именно в тот период Россия стала занимать одну шестую часть земной суши. Именно ту территорию, где, по мнению Гусева, до последнего оледенения или же всемирного потопа находилась протоимперия Великая Русь. Вот только научного обоснования не может он найти для подтверждения столь привлекательной, на первый взгляд, гипотезы.

Увидев на карте или услышав название физико-географического объекта на той или иной территории, в котором есть сочетание “УР” или же “РУ”, Гусев немедленно заявляет, что это является свидетельством его принадлежности к протоимперии Великая Русь.

При этом для него не имеет значения, в каком месте слова находятся буквы “У” и “Р”, так как тюрки русских называли “уррус”, то есть русский, следовательно, по мнению новоявленных первосоздателей так называемой “Всеясветной Грамоты”, можно читать слева направо или же наоборот. Гусев говорит, что “Всеясветная Грамота” и “Буковы” в устной форме из поколения в поколение передавались и дошли до некоего А.Ф. Шубина-Абрамова, решившего их опубликовать. Но он мог бы вспомнить, что монголы и маньчжуры до сих пор русских называют “орос”, а китайцы – “элосы”, что в принципе одно и то же. Он, ничтоже сумняшеся, заявляет, что с помощью "Всея светной Грамоты” можно “расшифровать древнейшие топонимы и этнонимы, проникнуть в святая святых русской истории”.

Рассматривая вопрос сочетания “Буков” “У” и “Р”, я постараюсь показать несостоятельность подобной лингвистики в его топонимистических измышлениях, а пока сделаю краткое отступление, чтобы читатель понял, сколь некомпетентен Гусев в исследовании истории Российского Дальнего Востока.

Вот одно из предложений его книги. “В 1895 г., уже после присоединения юга Восточной Сибири, Приамурья и Приморья к России адмиралом Г.И. Невельским и генерал-губернатором Восточной Сибири графом Н.Н. Муравьевым-Амурским, в якутских архивах совершенно случайно были обнаружены документы, согласно которым эти территории вернул в состав России еще в первой половине XVII в. первопроходец казак Ерофей Павлович Хабаров, очистив их от начавших туда незаконно проникать китайцев”.

К сожалению, как видим, Гусев в своем опусе проявляет историческое невежество в вопросе присоединения к Русскому государству Северо-Востока Азии в XVII в. и утраты Приамурья по Нерчинскому договору с Цинской империей маньчжуров в 1689 г.

Е.П. Хабаров (он же Святицкий) не был казаком, а был предприимчивым торговым человеком, которого, по его личной просьбе, отпустил якутский воевода Дмитрий Францбеков в Даурскую землю на реку Амур, для проведывания и присоединения новых территорий к Московскому государству, ссудив деньгами и разрешив набирать добровольцев для похода. Поход Хабарова относится к 1650-1653 гг., то есть это не первая половина XVII в. В тот период страна не имела названия “Россия”, а называлась Русским государством (иногда иностранцы называли Московским государством). Сведения о походе Хабарова и других землепроходцев многократно и достаточно подробно исследовались историками еще в первой половине XVIII в. Делалось это благодаря именно историку Миллеру, которого Гусев старательно смешивает с грязью и пытается убедить читателей, что Миллер, Карамзин и другие историки на протяжении последних 400 лет умышленно искажали все исторические события, пряча любое подтверждение былого могущества русского народа. Судя по всему, Гусев никогда не читал и не слышал об изданиях “Северное обозрение” (1850 г.), “Современник” (издавался с 1847 г.), “Памятные книжки Якутской области” (1863 и др. годы), “Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1592-1768 гг.”, “Дополнения к актам историческим” и о других литературных источниках (я уж не говорю об архивных документах - подлинниках того времени), которые достаточно подробно отображают события в Сибири и на Дальнем Востоке в XVI-XIX вв. Как видим, никакой “совершенной случайности” в обнаружении документов о походе Хабарова нет и не было. В действительности случайно историк Миллер в 1732 г. обнаружил в якутских архивах отписки Семена Дежнева, которые свидетельствовали о морском походе русских промышленных людей и казаков по Ледовитому океану и проливу Беринга в 1648 г. За это и следует сказать “спасибо” немцу Миллеру, доказавшему приоритет русских в исследованиях арктических морей и северной части Тихого океана. Что же касается термина “Дальний Восток”, то в русский язык он вошел с конца XIX в., когда на правах аренды Российская империя по договору с Дайцинской империей маньчжуров с 1896 г. стала владеть в Маньчжурии полуостровом Ляо Дун (дословный перевод - Дальний Восток), а до того времени территория Чукотки, Камчатки, Приамурья и Приморья именовалась частью Восточной Сибири.

Е.П. Хабаров никогда не очищал Приамурье от “начавших туда незаконно проникать китайцев”, как это заявляет Гусев. Хабаров очищал Приамурье от маньчжуров, пытавшихся вовлечь в сферу своего влияния племена, населявшие берега реки Амур. Дело в том, что Гусев отождествляет маньчжуров с русскими, делает их единокровными братьями. И это “кровное братство” Гусев подтверждает наличием в слове “маньчжур” сочетания букв “ур”. Вот только в названии этого народа мань цзу (“племена ман”) или же маньцзы (“сыновья Мань”, “подданные Мань”) нет изначально звука “ур”... Я бы рекомендовал Гусеву искать кровное родство по антропологическим данным, так как маньчжуры своим обликом, действительно, более походят на европейцев, чем на своих соседей - китайцев (ханьцев). К “уррусам”, то есть древним русичам, он относит также монголов, чжурчжэней, тунгусов, айнов, татар, японских самураев, и всех их называет арийцами. Чжурчжэни (правильное название народа - нюйчжи и нюйчжэнь) и самураи отнесены к проторусским, так как в этих словах есть сочетание “УР”. Неправда ли, весьма своеобразное родство? При этом имеется в виду, что арии - это благородные люди. Нет возражения, что эти люди благородны, но вот только через несколько строк после такого открытия Гусев отмечает, что русы называли свою землю Скифией, Рутенией, Татарией, Великим Тураном. Но слово “туран” переводится на русский язык как “низменный, подлый”. Так называли персы, считавшие себя ариями (отсюда и название страны - Иран, страна благородных), жителей Средней Азии, что зафиксировано в географическом названии Туранской низменности. Что касается слова “туран” в эвенкийском языке, то оно является омофоном и может означать как время прилета ворон (март-апрель), так и громкий разговор, брань. Если пользоваться методикой О.М. Гусева по расшифровке слов, то слово “трус” должно “переводиться” на современный язык как “твердый русский”.

Безусловно, не только для Гусева будет полезным узнать, что Русское государство, Российская империя, Советский Союз, Российская Федерация никогда не заключали договоров с КИТАЕМ! Дело в том, что договоры заключаются между государствами, а не между географическими понятиями типа Китай, как это нередко пишут некомпетентные лица, в том числе Гусев. Полагаем, что Гусеву будет полезно разобраться не только в родоплеменном составе в местностях, о которых он пишет, но и в терминах “Китай” и “Маньчжурия”, так как Гусев заявляет, что Россия заключала договоры с Китаем. В XVII - начале XX вв. договоры о государственной границе и торговле заключались с Цинской (Дайцинской) империей маньчжуров и воевали с этой империей! По Гусеву получается, что войны русских с маньчжурами были обычными гражданскими войнами одного и того же народа, да вот только почему-то говорили сражающиеся на разных языках да и культура у них была совершенно разная! Современные дипломаты и политики Китайской Народной Республики (Чжун Хуа Жэнь Минь Гун Хе Го - Срединного Цветка Народное Мирное Государство. Если в названии государства выбросить среднюю часть, то останется Чжун Го - один к одному, как это было в древности, - Срединное государство, т. е. Китай) усиленно стараются внушить всем мысль, что Маньчжурия, Монголия и Тибет являются территорией Китая. Современные китайские историки стараются доказать, что маньчжуры - ни что иное, как китайцы, а Гусев им противоречит: нет, мол, это древние русские. В определенной мере Гусев, сам того не желая, льет воду на китайскую политическую мельницу. Если Гусев вместе с его китайскими оппонентами посмотрит на карту, которая приложена к Пекинскому договору между Российской и Дайцинской империями 1860 года, то он заметит, что все подписи географических объектов на ней даны только на русском и маньчжурском языках. И графика этих подписей весьма отличается от русских и китайских письменных знаков. Несмотря на длительное владычество маньчжуров в Китае и некоторую китаизацию правящей верхушки маньчжуров, в императорском дворце при последнем императоре Пу И (Пуи) все были обязаны говорить только по-маньчжурски. К упомянутой карте нам придется обращаться неоднократно при рассмотрении топонимов.

Не задумываясь, Гусев датирует открытие Курильских островов русским казаком С. Дежневым в 1639 годом. Нет ни одного документа, подтверждающего это заявление Гусева, хотя жизнь С. Дежнева довольно подробно рассмотрена по документам Якутского воеводства. В 1639 году Дежнев с казачьим десятником Осипом Семеновым ходил в Нюриптейскую волость (это в Якутии) для сбора ясака. В 1640 году, согласно записи об уплате пошерстной пошлины с продажи коня Григорию Васильеву Киселю, он находился в Якутске, и в этот же год его имя зафиксировано в книге выдачи жалования, в следующем году он собирал ясак на реке Яне. С 1649 по 1659 гг. Семен с товарищами находился на Чукотке в основанном им острожке (зимовье) на реке Анадырь. Такое перечисление деятельности известного землепроходца можно продолжать по каждому году до его смерти в 1673 году в Москве. В 1639 году русские казаки под предводительством И. Ю. Москвитина первыми из европейцев вышли только к западному берегу Тихого океана около устья реки Улья. Так что Дежнев на Курильских островах в 1639 году не бывал.

Не имея понятия, зачем русским властям потребовалось “закрыть” для европейских политиков и общественного мнения проход с юга по Татарскому проливу к устью Амура показом на карте 1817 года, приложенной к книге Николая Семивского “Новейшие любопытные и достоверные повествования о Восточной Сибири”, хотя до этого на всех русских картах Сахалин показывали островом, Гусев дает себе полную волю в показе собственной исторической некомпетентности. Он рассуждает о перетаскивании каких-то русских судов через хребет Джугджур, чтобы добраться до Камчатки. Затем ведет речь об Н.Н. Муравьеве-Амурском, который “вопреки официальным картам, вопреки установкам из Петербурга “не портить отношения с Китаем” (после поражения в Крымской войне международное положение России было и без того сложным), граф организовал свой знаменитый сплав по Амуру”.

Генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев до 1858 года не был графом, он получил этот титул и приставку “Амурский” к фамилии после заключения с Дайцинской империей маньчжуров Айгуньского договора. Все его действия по занятию русскими войсками левого берега Амура и устройству военных постов и селений переселенцев проходили в строгом соответствии с решениями правительства и императора России.

Первый сплав Н.Н. Муравьев провел в 1854 году, и доставка к устью Амура и на Камчатку войск обусловила знаменитую победу в Петропавловске и в заливе Де-Кастри над англичанами и французами, что было единственным впечатляющим успехом русских в Крымской войне, тогда еще не оконченной. Эта победа вызвала своеобразный шок в Европе. Следует добавить, что адмирал Прейс, командовавший объединенной англо-французской эскадрой, застрелился на флагманском корабле в Петропавловской гавани.

Далее Гусев описывает “самовольство” Г.И. Невельского в вопросе исследования возможности входа морских судов в устье Амура и островного положения Сахалина. Здесь вновь детские рассказы, поскольку Невельской проводил исследования в строгом соответствии с инструкцией, находившейся у него на руках. Если Гусев пожелает с ней ознакомиться, то рекомендуем обратиться к трудам историка А.И. Алексеева и в Российский государственный архив Военно-Морского Флота, где она хранится. Что же касается книги Г.И. Невельского, из которой Гусев черпает знания, то не следует забывать, что после его смерти в течение двух лет ее готовила к изданию жена Невельского.

Описывая установленных в Санкт-Петербурге около домика Петра I двух львов, Гусев ехидно замечает, что эти чудовища специально подарены масонами, чтобы в городе создать поле отрицательной энергии, наносящей вред всему русскому. Но не преминул он здесь же распространяться и о маньчжурах и чжурчжэнях, создавших “львов-лягушек”, а также и о Н.И. Гродекове. Вот как это выглядит. “На постаменте надпись: "ШИ-ЦЗА ИЗЪ ГОРОДА ГИРИНА ВЪ МАНЧЖУРIИ ПЕРЕВЕЗЕНА ВЪ САНКТЪ-ПЕТЕРБУРГЪ ВЪ 1907 ГОДУ. Даръ генерала-отъ-инфантерии Николая Ивановича Гродекова”. Поясняя эту надпись, Гусев пишет: “Генерал Н.И. Гродеков - реально существовавшее лицо. В начале века он был помощником Приамурского генерал-губернатора. Никакого отношения к доставке “львов” с Дальнего Востока он не имеет. Наконец, генерал Н.И. Гродеков - не такое уж и значительное лицо, чтобы делать столице Российской империи такие подарки”. Несколькими строчками ниже он поясняет: “Кто такой Ши Цза? Под таким именем в 1644 году манчжурами - войском русской Пегой орды - был посажен на китайский престол первый манчжурский богдыхан. Манчжуры привезли его с собой, и, будучи малолетним ребенком, он открыл собой манчжурскую династию Цин. Как мы теперь понимаем, он же мог быть претендентом на Российский престол по Ордынской династической линии, как и Стенька Разин”.

Заключает главу Гусев словами: “В подтверждение предлагаемой версии нам остается лишь добавить, что в “ГрОДЕКов”е рассказывается об ОДической энергии (которая Есть Концентрация) разрушительного характера, инфантерия - ИНФЕРНА - это подземное царство, ад” (Выделение заглавными буквами сделано Гусевым). Задает Гусев и риторический вопрос: “Ши Цза - “из города Гирина в Манчжурии”... Почему не написали “в Китае”?”. На который сам же потом и отвечает, объясняя, что в названии города зашифрован намек на существование ИРИИ (своеобразного рая “УРРУСов” в древней Сибири, о котором якобы знали маньчжуры) и “львы-лягушки” - это подарок из глубочайшей древности.

Рассмотрим некоторые измышления Гусева.

Н.И. Гродеков с 28 марта 1898 года был Приамурским генерал-губернатором, командующим войсками военного округа и наказным атаманом Дальневосточных казачьих войск до 1902 года. (В первом издании книги “Белый конь Апокалипсиса” Гусев назвал Гродекова Александром, отнесем это на ошибку компьютерного набора текста автором или его помощником). Как видим, Гусев не имеет понятия об истинном должностном положении человека, о котором ведет речь. 21 января 1906 года Н.И.Гродеков, назначенный на должность Командующего войсками Дальнего Востока, выехал из Санкт-Петербурга. Он должен был сменить бывшего командующего Линевича. 22 сентября 1906 года, во время пребывания в Маньчжурии, генерал от инфантерии Н.И.Гродеков был назначен генерал-губернатором Туркестана, который он хорошо знал в связи с долгой службой там. Вот почему на постаменте подарка, сделанного им городу на Неве, указано только воинское звание"генерал-от-инфантерии", так как он уже вроде бы и не командующий войсками Дальнего Востока, но еще и не вступил в должность генерал-губернатора Туркестана. Ну, а то, что генерал-губернатор огромного Дальнего Востока и командующий всеми войсками Российской Империи на Дальнем Востоке являлся значительным лицом, полагаю, не следует объяснять читателям. Как и нет необходимости объяснять, что слово “инфантерия” означает в итальянском и ряде других европейских языков пехота, и происходит от “инфанте” - юноша, пехотинец. Применялось это слово и в России в отношении пехоты, так что к инферне - аду не имеет отношения.

Теперь обратимся к историческому экскурсу Гусева, утверждающему, что Ши Цза - это “первый манчжурский богдыхан”, который “открыл собой манчжурскую династию Цин”. Следует заметить, что сам О. Гусев несколько раз в книге подчеркивал, что он некоторое время учился во Владивостоке и вроде бы изучал китайский язык. Вот только как он изучал китайский язык, мы поймем из нижеследующего и его замечания, что в китайском языке 190 иероглифов-ключей, позволяющих разбираться в сложных иероглифах. В китайском и японском языках существует 214 ключей, о чем знает каждый первокурсник. В китайском языке слово 狮子 “шицза” означает лев, и ничего более. Написано это слово на пьедестале раздельно по весьма простой причине - китайцы записывают его двумя иероглифами, по слогам 狮 (ши) и 子 (цзы), и в русской орфографии того периода китайские слова записывали через тире по слогам. Это слово может произноситься так же “шидз”.

Первым императором династии Цин и богдоханом (по-монгольски означает великий хан) был маньчжурский хан Абахай, возведенный на престол еще в 1636 году. Именно он преобразовал государство Маньцзу Гурунь, основанное его отцом в 1616 году в Маньчжурии, в государство (династия, как называют это государство китайцы) Цин - ЧИСТОЕ, в противовес китайскому государству (династии) Мин - СВЕТЛОЕ, находившемуся за Великой Китайской стеной (Вань Ли Чан Чэн - Стена длиной в 10000 ли), подчеркивая этим самым равенство государств перед Небом. Именно Абахай издал указ, гласивший, что объединенные племена ехэ, хойфа, хада, ула, мань-чжу с 1635 года следует называть государством Маньчжоу (в переводе с китайского означает “Наполнившаяся страна”) и народ единым названием - маньцзу (мань-чжу). В некоторых источниках можно встретить, что династия Цин была основана еще во времена хана Нурхаци, в 1616 году. Внимательный читатель заметит, что сочетание “УР” в названии народов, которые мы сегодня называем маньчжурами, отсутствует. Войску маньчжуров, ведшим ожесточенную войну против Китая на протяжении нескольких десятилетий, в 1644 году по приглашению китайского генерала-предателя У Саньгуя для подавления повстанцев, захвативших Пекин, удалось войти в пределы Великой стены под руководством Доргоня, дяди малолетнего императора Фулиня, сына Абахая. Маньчжуры разгромили повстанцев Ли Цзычена, пытавшегося сесть на престол в Пекине. Они захватили Пекин, перебив китайцев, которые им противились при захвате города, и еще около 40 лет вели войну за покорение Китая. Когда это им удалось, обратили войска против русских, осваивавших обширные территории восточных окраин, и после ожесточенных боев в Албазине силой принудили подписать в 1689 году Нерчинский договор отторгнув в первый год царствования Петра I у Русского государства Приамурье, часть современной Внутренней Монголии и Приморья. Что же касается сына Абахая, Фулиня, ставшего владыкой не только в Маньчжурии, но и в Чжун Го (Срединном государстве, т. е. Китае), то он получил посмертное (храмовое) имя 世祖- Ши-цзу (а не Ши Цза, как это пишет Гусев), означающее: Наследственный предок, Из рода в род, Основатель поколения, Законный основатель династии. Правил же он под девизом Шунь-чжи, что означает Успешное Правление, который в исторической литературе используется в качестве имени императора, так как само имя императора в титуловании никогда не употреблялось. Для сведения Гусева могу сообщить, что такое же посмертное имя (своеобразный титул) Ши-цзу было присвоено и монгольскому хану Хубилаю (Кублаю), создавшему в 1271 году государство (династию) Юань - ИЗНАЧАЛЬНОЕ, в которое входила и территория Чжун Го (Китая). В завершение о “Шицза” и “Ши-цзу” следует заметить, что они не только произносятся, но и пишутся совершенно разными иероглифами.

Н.И. Гродеков, безусловно, значительно лучше Гусева разбирался, чем отличается Маньчжурия от Китая, и потому-то не написал “в Китае”. Что касается города Гирин (современный Цзилинь - Счастливый Лес, Лес Счастья), то он основан в 1673 году маньчжурами для административного устройства территории и обороны от русских. К сведению Гусева и всех интересующихся историей могу сообщить, что город также некоторое время имел название Чуань Чан. Так что о “привете” из дремуче-древнего времени и отождествлении названия льва с посмертным именем (титулом) императора из-за фонетической похожести слов по методу Гусева и его сотоварищи вряд ли следует вести речь.

Что касается империи нюйчжиней (чжурчжэней) Айсинь Гурунь (по-русски Золотая, по-китайски Цзинь), то, безусловно, Гусев не слышал даже звона, а слышал лишь отголоски о существовании таковой. И мы не будем унижаться до объяснения Гусеву, что его лепет об этой империи совершенно наивен.

Почему нам следует обращать внимание на, казалось бы, незначительные, мелочные ошибки и неточности Олега Гусева или тех, у кого он брал сведения для своей книги? Дело в том, что именно из мелочей, осколков самой различной информации Гусев пытается создать мозаику, соответствующую его мировоззрению. И каждая из этих частичек информации как раз и подтверждает некомпетентность Гусева, взявшего на себя права и обязанности порочить всех историков, археологов, этнографов, лингвистов, топонимистов, топографов и картографов, которые не согласны с некоторыми пустопорожними утверждениями автора книги “Белый конь Апокалипсиса”.

Но было бы весьма наивным и неверным отрицать все, что написал Гусев о вероятном государственном образовании белых людей в Сибири и на Дальнем Востоке. В китайских летописях называли всех, кто жил к северу за пределами Великой Китайской стены, Та-Та (Да-Да), то есть ТАТАРЫ, и они подразделялись на Бай-дада (Белые татары), Хэй-дада (Черные татары). Кроме того, существовало и деление на Шу-дада (Знакомые, культурные, зрелые, ассимилированные татары) и Шэн-дада (Незнакомые, некультурные, незрелые, неассимилированные татары). Как видим, китайцами и в древности признавалось наличие белых людей в непосредственной близости к их границам - Великой Китайской стене. Не будем утяжелять знания Гусева замечанием, что к белым татарам относили, вероятно, онгутов с христианской религией несторианского толка. По этой причине западноевропейские картографы на основании сведений, полученных ими в Чжун Го (китайцы в целях возвеличивания свое государство называли также Тянь Ся - Поднебесное, т. е. Все, что под Небом) и в Московском государстве, огромнейшие пространства от Великой Китайской стены до Уральского хребта на картах подписывали Великая Татария. Это вполне согласовывалось с представлениями древней географической науки о существовании Тартара.

Причислив к потомкам “уррусов” современных эвенков (именно их Гусев понимает под тунгусами, хотя русские землепроходцы называли тунгусами самые различные родоплеменные образования), автор книги заявляет, что они всегда жили там, где живут и ныне, и что именно эвенки являются хранителями сведений о древнейшей истории русского народа, то есть “уррусов”. Но если бы он серьезнее занялся изучением исторического прошлого этого народа, то узнал бы, что самоназвание эвенков - мата, означающее пришедший издалека, а у эвенов - эвн, означающее человек.

Работавший в Китае антрополог и этнограф С.М. Широкогоров аргументировал положение, что прародина эвенков находится в Китае, в бассейнах рек Желтой и Голубой, откуда их вытеснили в конце третьего и начале второго тысячелетия до новой эры на север предки китайцев. В.А. Спицыным опубликована работа “Гены и климат” (Природа. 1977. № 7. С. 44), в которой раскрыты вопросы влияния климата на гены. Им установлено, что разнообразие морфологических признаков людей - цвет кожи, волос, глаз, длина тела, форма губ, носа и т.д. определяются влиянием на гены внешней среды, прежде всего климата. От климата зависит частота встречаемости трех генов, условно обозначаемых символами Ра, Рв, Рс . Комбинация генов определяет содержание в крови фермента кислой фосфатазы, которое, подобно группам крови, не меняется в течение жизни и передается по наследству. Проведенные исследования показали, что высокая встречаемость гена Рª и соответственно низкая - гена Рв наблюдается у саамов Скандинавии, алеутов, атапасков, эскимосов Северной Америки и большинства народов Крайнего Северо-Востока России. Низкая частота встречаемости гена Рª характерна для народов тропических стран - австралийских аборигенов, меланезийцев, негров Африки. Если рассматривать концентрацию гена с географической точки зрения, то на каждые 20 градусов широты она изменяется на 10% . При анализе частоты встречаемости гена Рª у народов Сибири выявилась закономерность, что в крови у якутов и эвенков частота встречаемости гена Рª более низкая, чем у чукчей, эскимосов и юкагиров, живущих в тех же климатических условиях. Это подтверждает гипотезу С.М. Широкогорова и вносит коррективы в мнение академика Окладникова, считавшего прародиной эвенков Прибайкалье.

Как видим, и здесь О. Гусев далек от истины, так как пренебрегает современной наукой. По Гусеву получается, что предки русских являются выходцами с территории Китая, из бассейнов рек Хуанхэ и Янцзы.

На главную